«Когда мы были молодыми»

Городская газета «Спектр». 7 мая 1995 года. №№ 35-36 (277-278)/ МКУ «Архив г. Трехгорного», ф.51, оп.3, ед.хр.5, л.69

Родился я в 1928 году в Саратове в семье служащего. В 1937 году отца – начальника цеха щелочно-аккумуляторного завода переводят в Москву в наркомат электропромышленности.  А 22 июня 1941 года я увидел, что мои родители чем-то озадачены. А были мы на даче в Серебряном бору  у моего дяди, которого к этому времени машина увела в наркомат обороны. Мать сказала мне:

- Слава, ты уже большой и должен знать: началась война. На нашу Родину напали фашисты.

Было мне в ту пору 13 лет. В сентябре отца переводят вместе с эвакуированным авиационным заводом в Куйбышев. В ноябре мы переехали к нему. В 1942  году я поступаю в морской класс Авиасовиахима. Через год нам предложили поступить в школу юнг Северного флота. Отказавшихся не было. Когда мы стояли в строю на погрузку в вагоны, меня вызвали. Я увидел отца и все понял. Вся команда уехала, а я остался. Сколько было слез! Какая была обида на отца!

Но вскоре мне повезло. Приехал дядя – полковник, и я ему все рассказал. Родители согласились отпустить меня с ним в Москву. Там мне выписали пропуск к наркому ВМФ Кузнецову. У него в кабинете и решилась моя судьба. Нарком вызвал сотрудницу, которая ехала в Архангельск, и поручил доставить меня в полуэкипаж. С полуэкипажа нам железной дорогой отправили в Кемь, оттуда теплоходом – на Соловецкие острова.

В школе я учился на радиста, но заболел, попал в госпиталь и отстал от группы – не смог принимать текст на слух, хотя занимался упорно. После выхода из госпиталя я был рекомендован к отчислению.  Но начальник школы уступил моим просьбам, и я был зачислен в группу электриков с условием, что догоню группу в учении. Условие это я выполнил – закончил учебу со всеми ребятами.

Занимались по 12 часов, кроме вахты, камбуза и дневальства по кубрику – это время было не в счет. Преподаватели были высокого класса, все с боевых кораблей. От нас требовали прочных знаний, но в то же время относились к курсантам по-отечески.

Нас, троих юнг, распредели в Днепропетровскую флотилию, которая базировалась в Польше. Бронекатер, или как его называли БС, имел вооружение: орудие 76 мм, спаренный пулемет ДШК и 24-х рельсовую «катюшу». Команда катера была интернациональной. Вместе служили, кроме русских, грузины, армяне, таджики, азербайджанцы. Пройдя водами Вислы и Варты, катера шли в Одер, а дальше – на Шпрею. Своим огнем поддерживали наступление наших войск, штурмовавших Берлин. В конце апреля 1945 получили приказ идти к большим шлюзам на их охрану от взрыва. Разведка доложила, что готовится диверсия. Там я и встретил окончание войны. Радость была неописуемая. Стрельбы, слезы, объятия, улыбки.