К 50-летию Победы.«Судьба солдата» В. Бочаров

Главная / Виртуальные выставки / 75-летие Победы в Великой Отечественной войне / К 50-летию Победы.«Судьба солдата» В. Бочаров

Городская газета «Спектр». 8 апреля 1995 года. №№ 26-27 (267-268)/ МКУ «Архив г. Трехгорного», ф.51, оп.3, ед.хр.5, л.53

В ноябре того же года (1942) меня, семнадцатилетнего юношу, призвали в армию, всю нашу команду призывников направили учиться в 4-ю окружную школу снайперов (4-я ОШС), которая дислоцировалась в районном городишке Инза, Куйбышевской области. Здесь мы прошли курс обучения, перенося все тяготы и лишения военной службы и военного времени. В 1943 году, получив воинское звание младшего командира, мы были отправлены на фронт.

            Товарный железнодорожный состав, в котором мы ехали, прибыл в город Калинин (ныне Тверь), где нашу команду не приняли по неизвестным для нас причинам, а перекинули на юг, под город Днепропетровск, и мы поступили в распоряжение 120 –го стрелкового полка, 39-й гвардейской стрелковой дивизии, 8-й гвардейской армии, 3-го Украинского фронта. Дивизия была довольно слабо укомплектована из-за больших потерь в боевых действиях. И поэтому нас, прибывших в часть, определили не в снайперы, а пополнили нами подразделения дивизии. Я был назначен командиром противотанкового ружья (ПТР), расчет которого состоит из двух человек, командир – стреляющий. Началась моя практическая боевая жизнь: наступления, освобождения сел и городов Украины от оккупации, ночные маневренные переходы вдоль фронта. Были и легкие ранения, и контузии.

            Один из эпизодов фронтовой жизни мне запомнился тем, что мне, как снайперу, пришлось вести бой с немецкими снайперами, только не из винтовки, а из противотанкового ружья. Это было у села Новониколаевна, Криворожского района, Днепропетровской области. После дневного наступления, унесшего жизни многих товарищей, наш 120-й Гвардейский стрелковый полк занял стратегически важную высоту 110 (высота в метрах над уровнем моря), которая находилась примерно в полукилометре от села Новониколаевка, где закрепились отступающие войска немцев. В ночное время наша часть незаметно для противника продвинулась вперед.  До населенного пункта оставалось метров двести. К утру окопались. Стало светать. К нам подъехала полевая кухня с завтраком, около которой собрались солдаты и офицеры. Неожиданно раздался выстрел немецкого снайпера. Трассирующая пуля задела шинель командира нашей роты, но телу вреда не причинила. Все разбежались по копам, кухня уехала, а комроты укрылся в нашем окопе. Немедленно последовала команда: «Открыть огонь». Выискивая немецких снайперов, я начал подавлять их «гнезда» из ПТР из бронебойно-зажигательными пулями. Замечу, «игра» со снайперами – дело крайне опасное. Всплеск пламени от пули, попавшей в твердую преграду, поджигал дома и заставлял снайперов покидать свои укрытия. Это способствовало успешному освобождению села  с меньшими потерями в живой силе.

            В этом бою я был тяжело ранен и отправлен в медсанбат. Далее – лечение по госпиталям. Как тяжело раненого, меня отправили в глубокий тыл, в город Самарканд Узбекской ССР. После выздоровления судьба забрала меня в Подольское артиллерийское училище, эвакуированное в город Бухару, а через несколько месяцев училище было дислоцировано в город Ташкент, где я и закончил училище в 1945 году. В качестве офицера был направлен в Германию для дальнейшего продолжения службы. Там в это время находились наши войска. После взятия Потсдама, я встретил День Победы.